13 февраля 2019 года

Актриса театра и кино проведет в «Жигулевской долине» серию мастер-классов

23 февраля в технопарке стартует авторский курс актрисы театра и кино Александры Рещиковой. Организатором обучающей программы для детей и взрослых выступает центр творческого развития «ОПЕРЕНИЕ-Поволжье», который с недавнего времени является резидентом «Жигулевской долины»  

В содружестве с профессиональными мастерами сцены центр создает условия для раскрытия творческих и личностных качеств человека, освобождая его от физических и психологических зажимов. Одной из первых, кто поддержал уникальную методику, стала Александра Рещикова – актриса из Москвы, сыгравшая в таких картинах как «Законы улиц», «Не вместе», «Доктор Рихтер», «Бесы», «Поцелуй сквозь стену», «Час Волкова-5» и других. Александра известна не только ролями в театре и кино, но и школой актерского мастерства, которую она открыла несколько лет назад и сегодня успешно ее развивает.

Накануне Александра Александровна рассказала пресс-службе технопарка, как ее авторские курсы освобождают от рамок и условностей и помогают людям обрести чувство уверенности.

Александра, девиз вашей программы «Театр лучше любого психолога». Значит ли это, что человек выбирает сцену не только ради возможности стать известным актером?   

— Вы удивитесь, но сегодня обучение чистому профессиональному актерскому мастерству не является основной потребностью человека. По моим многочисленным исследованиям, наблюдениям и общению с большим количеством людей разных профессий, желающих оказаться на сцене от силы 20 процентов. Остальные 80 в поисках другого. Я работала как со студентами профессионального вуза, так и с людьми, не имеющими прямого отношения к профессии актера. Зачастую даже с теми, кто в театре-то никогда не был. Но, при этом, в методике преподавания актерского мастерства нуждаются все.

Почему?

— Каждый из нас понимает, что актер — человек более раскрепощенный и свободный. И очень часто, я бы сказала, в первую очередь обычные люди приходят именно за этим – за раскрепощением и свободой. Часто приходится сталкиваться со второй, к сожалению, ложной целью — многие думают, что актерское мастерство поможет лучше играть свои социальные роли, надевать любую маску, притвориться кем угодно. На самом деле все совсем не так. Истинный театр не надевает маски, а снимает их. Одна из моих учениц после прохождения полного курса и выпуска спектакля, сказала: «Знаешь, я боялась сначала сюда идти, думала меня здесь начнут учить «играть», притворяться, врать, а я здесь научилась настоящей жизни».

Как давно вы занимаетесь внедрением актерского мастерства в жизнь людей? 

— С 2012 года. За шесть лет исследований и практической работы я сформировала собственную систему, которая соединяет в себе философскую практику, прикладную психологию и актерское мастерство. Этого действительно еще не было. Отталкиваясь от систем Станиславского и Чехова, я пришла к созданию своей модели мира, гармоничной жизни и владения инструментарием, который поможет эту жизнь обеспечить. Основная цель моих курсов — «выход из матрицы» — термин, получивший большую популярность с начала 2000-х годов.

Для чего, в итоге, люди приходят на ваши курсы?

— Для саморазвития, самопознания и изменения собственной жизни. Как правило, на театральных курсах редко встретишь психологически реализованных и гармоничных людей, а если и встретишь, то они входят в тот самый маленький процент людей, которые занимаются театром ради самого театра. Люди хотят активизировать свой творческий потенциал, но не желают быть ограниченными рамками сцены. Они хотят обрести себя, творить свою жизнь, избавиться от рутины и вздохнуть свободной грудью.

Это получается у них, ваша технология действительно  работает?

— Как показала практика, а я проверяла данную систему и на себе в том числе, результаты этой работы оказались впечатляющими. Несколько лет назад, решая поставленные задачи, я открыла для себя систему Станиславского с совершенно новой стороны. Станиславский ничего не придумывал. Он просто наблюдал за жизнью, выводил основные ее законы и принципы, а затем переносил все это на сцену. Он выяснил, какие условия нужны для «жизни человеческого духа». Мне же предстояло сделать все наоборот — театральные принципы вернуть жизни. Театр задолжал жизни, настала пора вернуть долг.